eisenheim the morose king
Trainspotting also known as "На игле". Спустя двадцать лет вышел сиквел, который мне случилось увидеть раньше, чем его предшественника.
Сейчас, только после просмотра первого фильма, я понимаю, насколько это охуенная дилогия. Серьезно, будет шанс — гляньте обязательно.
Выходя из кино, реальность меняется. По крайней мере её восприятие тобой, уж точно. I have a lust for life становится саундреком не только фильма, но и последующей жизни. Когда трясешься от холода, выжидая Брауна у входа, когда выходишь покурить, когда несешься по Бэ. Садовой в половину двенадцатого навстречу суровому ростовскому ветру, когда всегда. Choose life. "С этого момента живем, как будто под спидами",— верно замечает Мишель. Мир становится не таким противным, жизнь становится прекрасна (ощущения её именно такие).
Счас бы вмазку. Счас бы вмазку. Срочно. Кажется, Джонни Ли Миллер (ака Кайфолом или СикБой) своей ролью двадцатилетней и не очень давности определил моё дальнейшее существование. Дилер-сутенер, пылесосящий муку и осветляющий волосы зубной щеткой, мне вполне подходит.
Ростов просветляет. Ростов живет расслабленно. Ростов напрочь выбивает из тебя суетливого москаля. Ты привыкаешь к этому ритму жизни. Возвращаясь в Москву чувствуешь необъяснимую ломку.
...
Во время кинча телефон жужжит — Браун сообщает, что впишет нас. Люблю его нежно.
После кинча идем в Abbey Road. В этот раз там два парня лет тридцати. Первый все время эмоционально высказывался о чем-то. Сначала о Маркизе Де Саде, затем о Буковски и Джаггере. Последнего обозвал мумией, от чего уже неделю не могу отделаться.
Было слишком большой поток информации, всё я не уловил, у Мишель в твитаче есть какие-то отрывки.
Запомнил историю про чела, набившего себе на тыльной стороне ладони "самый известный портрет Буковски", наш знакомый на один вечер в красках пересказывает диалог.
— Классный портрет Буковски на руке, мэн
— Кого?..
Конец. Оказывается, и так бывает.
Спустя две пинты веселых и не очень содержательных разговоров, мы снова отправляемся в чертов New York.
— Мы на концерт Дэвида, мы в списках!
— Каких списках?..
До концерта три часа.
"ЯЧеБлядьЛетелаКосарьКилометровНаКонцертЧтобыНаНегоНеПопасть?!"
Попытки достучаться до Брауна оказываются не совсем тщетными. Он кидает мне номер телефона организатора, который оказывается несуществующим. Говорит, что у него этот номер работает и он не знает чем мне еще помочь. Круто, да?
Смутно вспоминаю, что имя организатора совпадает с именем чела, выкладывающего фотки с Дэвидом на день раньше, чем все остальные. Пишу ему в директ. Мол, так и так, что делать? Он грит приходить в полдесятого. Кажется, мы спасены.
Идём искать бары. Город баров, когда ты трезв, внезапно превращается в город всего-чего-угодно-но-только-не-баров, когда ты ищешь, где бы влить в себя пару дайкири в пятницу вечером. Опуская нервные блуждания, скажу, что мы нашли отличный бар в виде соседней двери от new york'а, где подают чудный банановый дайкири.
До концерта два часа.

*я просто не могу написать о том, что приключилось дальше, но знаю, если я это не сделаю, то потом все забудется, эх*

@настроение: доеду до дома, отбечу, честн