12:22 

глава московская, глава последняя, где я освобождаю все свои переживания

eisenheim the morose king
Я здесь не для того, чтобы описывать наши с Мишель питерские приключения, но уж поверьте мне там было о чем написать.
...
Питер 1:02
Фейсбук.
К: Ну че, ты уcпела на поезд?
Я: Мэн, он будет только через четыре часа
К: Черт, а во сколько он в мск приезжает?
Я: В девять утра
Питер. Московский вокзал. 4:03
К: Ну как, успела?
Я: Мэн, еще через час.
К: Я думаю, тебе надо прямо с поезда ехать ко мне, я дождусь тебя, и мы найдем какой-нибудь бар.
Я: Хани, не думаю, что это лучшая идея. Иди проспись, напиши мне, как проснешься и я приеду куда угодно.
К: Как скажешь, спокойной ночи и travel safe

Хорошие новости, мне удалось поспать в сапсане два часа. На этих двух часах я продержусь до следующей полуночи.

Москва. Полдень.
Ставлю будильник на каждые пятнадцать минут, потому что вырубает нещадно, а пропустить сообщение о возможном месте (не)встречи не хочется.
Лежу в нервной полудреме. Хани, это не честно, пока ты отсыпаешься, я не имею права даже глаза закрыть.
Рядом со мной лежит бумажный пакет, в нем коробка странных конфет, привезенная из Питера, упакованная красной лентой; открытка с Раскольниковым и сыр-косичка оттуда же.
История про сыр-косичку заключается в том, что прибыв в наши края впервые, Кенне дали отведать наш местный колорит в виде ящика балтики и кило подобного сыра. Очень впечатлился мальчик этим сыром, поэтому Мишель решила приобрести ему сей дар русской души.

13:38
*бжж бжж*
К: Я только что проснулся, представляешь?
Я: Конечно, ты же лег в пять утра. Я не прощу тебе, еси мы не увидимся, потому что у меня для тебя подарок.
К: Через полтора часа встретимся на Маяковской. Под этим огромным памятником.

Finally we're gonna meet in the same city. In my city.

Пока он жаловался мне в фейсбуке на то, что слишком много пил вчера, Чайник подкинул идею о приобретении целебных ессентуков, как бонус.

I won't ever forgive you the fact that you got drunk in my city witout me.

Маяковская. 4:05
Ну и где же он?
Солнце палит жестко, я сегодня панк, я сегодня в косухе, я сегодня плавлюсь на лавочке в ожидании деда. Чайник, к слову, тоже был сверхразумом, шерстяные штаны были не самой лучшей идеей.
Сидим и сидим. Нервно. Сидим минут пятнадцать. Вдруг Чайник грит, что видит его. Прячусь в текстурах, не смотрю на него, не верю.
Слышу э т о т голос, лезу обниматься.
- Еее, ребят, вы тут, че как оно?
- Я счас сгорю, пошли в тень, пожалуйста. Кстати, это тебе. И вода тож, выпей, полегчает.
- О, rope cheese, you found it!
Идем на Патрики.
Рассказывает о том, что любимая еда Олега - это картофан, и что он искренне думал, что это русская еда, а потом приехал Кенне, рассказал, что она из южной америки и сломал последнюю надежду на мифическую русскую еду. Спрашивает, а солянка русская?

Заставляет меня переходить дорогу на красный свет и грит, что это не так страшно, если нет машин.
Находим лавочку в тени. Мы спасены.
Пока он отвечает на письма, я засыпаю. Опять о чем-то разговариваем, боже, что с моей памятью.
Жалуется, что болит коленка, потому что прошлой ночью он "вырубился и проснулся в штанах, прикинь?" Перечисляет, что пил. *начинаю злиться, что пропустила все веселье*
-...а потом мы полтора джемили пьяные, круто да? Ох, это было весело!
...
- Ты знаешь, мы в России говорим, выглядишь как огурчик. Like a cucmber. Странно, правда? Так вот, ты выглядишь, как огурчик
- Green as well?
...

Рассказывает, что у него была знакомица-дизайнер с офисом на патриках и ее шляпы были произведением искусства. Он очень любил туда захаживать и любоваться ими.
Шутит про то, что на патриках надо поставить ларек с подсолнечным маслом ООО"Аннушка". Хороший концепт, кстати.

Спрашивает про тонкости русского языка и "не за что".
Переживает за то, что какие-то буквы из алфавита убирают. "Вот был у тебя дом и нет его больше."

*пытается прочитать мою фамилию*
У него даже почти получилось. Чайник предлагает звать меня меня ПодоWhatTheFuck, так потом и случилось.

- Знаешь, хани, тут есть знак "Запрещено разговаривать с незнакомцами"
- Почему?
- Хани, кто из нас любит "Мастера и Маргариту"?
- О, ты имеешь в виду, это может быть Воланд? Тогда тебе нельзя со мной разговаривать
- Ну какой же ты мне незнакомец, а
В последствие грустно оказывается, что знака больше нет и хани вздыхает с облегчением, теперь никто не запрещает нам разговаривать.

Идем пить кофе, блуждая по патриковским переулкам, обсуждаем Монти Пайтон, Уитнейл и Я, ДэвидБ кафе, и что надо туда привести Брауна и сказать, что в честь него открыли кафе в москве,и не смотри на эти портреты Боуи.

Наконец находим ДаблБи.
- Хани, что ты будешь?
- Эспрессо
- Нет, хани, это не место для эспрессо. Здесь куча крутых авторских напитков, а ты эспрессо хочешь?
Берет ванильный раф себе, цитрусовый Чайнику и лавандовый мне. В этом определенно есть какой-то концепт.
Пробует наши и делится своим. Вердикт: цитрусовый раф победил.
Я сонно счастлив.
- Кофе с дедом, - умиротворенно говорю я Чайнику
- What did she say, can you translate it, - просит он
- Nevermind, honey, it's fine

Рассказывает историю о том, как джемил с чуваками на свой день рождения, и они подарили ему эту футболку. И ведь правда, 22 апреля.
Рассказывает, как столкнулся однажды с Китом Ричардсом в середине девяностых. Строит мне рожи, пока кофеин ищет всевозможные пути как добраться до моего мозга, а я предпринимаю тщетные попытки перестать невозможно глупо улыбаться.

- Насколько далеко музей Булгакова? А то мы собирались, а мне скоро к Дэвиду надо.
- *делаю грустное лицо*
- Не настолько скоро.

Идем в музей.
Приходим. Ни одной надписи на английском и куча вопросов типа "Маш, а что это? Маш, а что, он любил музыку? Он же был врачом. Маш, че сказала женщина, которая тут работает? Маш, это книга пожеланий? Я могу тут расписаться?" И расписывается ведь.

*опирается на стул предположительно Булгакова*
Мы с Чайником:НЕЕЕЕЕТ
- Хани, будь аккуратен, ты в музее все таки
- *очередная рожа в мою сторону, еще и со смешком*
*гладит по голове*
*испепеляюсь нахуй*
Идем на кухню.
- Как вы называете коммуналки по-английски?
- Че?
- Ну тип квартира где живет куча челов и у каждой семьи своя комната
- Ааа, commune? Играл я однажды квартирник в такой. Потолки высоченные, хиппи какие-то сидят. Было весело.

Выходим из музея. Фоткает стену. Я фоткаю, как он фоткает стену. Чайник фоткает меня, как я фоткаю, как он фоткает стену.
Это важно, потому что ему понравилась эта идея.

Сквозь все эти прогулки, когда мы с Чайником говорили на русском ,я внезапно поворачивался к Кенне и такой, Да? и он такой, Да!
или Да! да, да, НЕТ! НЕТ!
awwwh

18:47
Идем обратно к памятнику. Не находим Дэвида. Грит, что пойдет ему навстречу, спрашивает, где мы будем и говорит, что обязательно еще увидимся. Где-то через несколько часов.
Я стою такая типа ...еще?...
Он уходит, а мы падаем и духом, и телом.

21:25
Лежим в хостеле. Т.е. на моей работе. Ждем. Слушаю радиохэд, чтоб вы понимали. И не верю, что он мог про меня забыть.

Бж-ж Бж-ж
К: Я на театральной, вы где?
Я: Мы на китай-городе
К: Тут инет плохой, я уже на Бауманской
Я: Oh honey nooooo
К: Пересаживаюсь, еду обратно
*аааааааа*
Бежим к нему под ласт фо лайф. Ура Ура.
К: Вы где?
Я: Спускаемся в метро
К: а я случайно вышел из метро и сижу на лавочке.
Я: черт, скоро будем *по эскалатору вниз, по эскалатору вверх*
Выбегаем из метро, видим эту двухметровую фигуру на нас идущую, и опять наступает дзен.

- Куда пойдем? Я прост не хочу в хардрок кафе, потому что в америке не был, тут и подавно не хочу. У тебя есть любимые бары?
- Есть.
- Где? Почему мы не там? Далековато, да?
- Пойдем на кузнецкий, может там найдем че-нить.

Идем-бредем, набродим на Кубу-Либре. Садимся на веранде. Подмораживает. Хочется прижаться к нему, чтобы согреться все это время, но я держусь, медаль мне.
- Я хочу разливное пиво. Знаешь что это? Обязательно русское. Если бы я был в Германии, я был взял немецкий пивчик, а в Австрии австрийский, понимаешь?
...
- Сибирская корона самый отстойный русский пивчик. Хуже только Балтика.
Видимо, мужик давно в Роиссю приезжает.

...
-Погоди, мне надо забронить место в самолете, а то я высокий. Ты то нет, а я ведь да. Желательно с краю, понимаешь? Я же высокий.
- Да поняли мы, поняли
- Ура! Место с краю. *Начинает танцевать победный танец с текстом типа Место с краю, не у окна, не по середине, место с краю, ураааа*
- И кому из нас двоих шестьдесят?..
...
- Кенни это типа Кеннет, да?
- ага, как Полина и Полли, как Маша, Мария, Мэри, МарИ, Маршрутка...
-??? нееет, это не так работает
- just kiddin
...
Каждый раз, когда я чет гнала на него, ветер нас сдувал и он такой СТОП, и ветер останавливался. Все бы ничего, но так было четыре раза.
- Как ты это делаешь?
- Я научился этому на ютубе

...
- *играет музыка. что-то типа рэгги*
- *рассказывает, как устроено рэгги.* А вот сейчас они должны заново начать...Вот сейчас, да...Вот тут, ага
- Да, мэн, мы поняли. Знаешь, есть классная русский рэгги группа, Alai Oli
- Russian Reggae?? Вчера тусил с чуваком, а он мне говорит, это русский фолк-метал. What the hell is russian folk metal???
...
О целебной силе водки
- Почему никто не пьет водку с апельсиновым соком? Каждый раз все выпивают водку, оставляя апельсиновый сок. В далеком 2003, в мой первый приезд сюда, мне было оч тяжко. Декабрь, снег, я даже куртку с собой не взял, еще и plane sick. И короче есть такой чел Артемий (Троицкий), знаешь его? Так вот, он притащил мне бутылку хорошей водки и апельсинового сока, и сказал, пей, полегчает. И ведь реально помогло, следующие три дня я вообще был как огурчик.

...
- *придумывает песню про Чайника со словами типа это Полина, она не пьет и наслаждается своим молочным коктейлем. Что ты здесь делаешь, Полина?*
/ма дебииил/
В Туле он шутил на тему того, что тип, ты че не хочешь пить пивчик, приправляя его пеплом от сигарет? Ты многое упускаешь.
/ма дебиил2/

- *сидим в тишине и вдруг он такой* you are my favourite people
nu suk, мужик, полегче давай

- ты че там плачешь опять? Да че ты плачешь?
- Ну эт, ты уезжаешь завтра
- Но сейчас-то я здесь перед тобой сижу
*начинаю плакать еще больше*
Господи, я никогда столько не плакал, тем более из-за живого человека. Вылечите меня, пожалуйста.
Подмораживает еще сильнее. Подбираю под себя коленки. Неудобно. Этот лезет обниматься, чтоб погреть. Что происходит. Нелепо целую его в небритую щеку. Потому что я самый нелепый человек на свете, когда он рядом.
Уходим. Прыгаю с веранды. Он стоит такой тип готов поймать. Прыгаю мимо. До сих пор спрашиваю себя почему.

- Сигарету? *достаю портсигар*
- You're classy girl. У тебя всегда портсигар. Это круто. А с собой ли у тебя с собой та бутылка, которую я тебе привез?
- Да, конечно, всегда
- Давай хоть попробуем, а
- МУЖИК, МЫ СТОИМ НА ФОНЕ БОЛЬШОГО ТЕАТРА, ТЫ В СТАМБУЛ ХОЧЕШЬ ИЛИ В МЕНТОВКУ???

Ветер сдувает всех и вся. Бежим к метро. Ура, we're safe.
- В какую тебе сторону? Не в нашу с Полиной, да?
- Хани, я провожу тебя до твоей станции.
- О, я бы очень этого хотел
...

Пока едем на эскалаторе, сил настолько нет, что кладу свою голову на его плечо. Он кладет свою голову на мою. Идиллия. Чайник сделал вторую лучшую фотографию в моей жизни.
- Honey, I'm falling asleep
- You falling asleep make me wake up
Как и все хорошее, эскалатор когда-нибудь должен был закончиться. Садимся в поезд. Сидим. Спрашивает у нс обеих про семьи, чем мамы занимаются, че как вообще.
Ехать достаточно долго, когда наступает тишина, я ложусь на его плечо, потому что так правильно. Он берет мои руки, начинает считать кольца. Девять. Десять. Одиннадцать. Все точно. Потом начинает гладить мои пальцы. Звучит это не так, как чувствовалось тогда. Думала, я там с ума сойду. Потому что у него очень красивые руки. И очень мягкие, что странно, ведь он играет на гитаре и басу почти всю жизнь.
*пробует повторить за диктором* ostarozhna dveri za-kri-vaa-yut-sya sle-du-yusha-ya stanciia whatever. Знаешь, осторожно звучит, как на здоровье, это классно.

Мысленно уговаривала машиниста везти нас как можно медленнее, но он все равно довез нас до места, обратному встречи.
Стоим. Господи, как я ненавижу прощаться. Особенно с ним.
- Come on ladies give me a hug
- *крепко-крепко обнимаемся*
- Are you crying, silly?
- No, I'm certainly not. Not now. *вытираю глаза, ага*

Хани, фоточку на память.
Пока мы фоткаемся он прижимает меня к себе так сильно, что литсо мое трескается очень-очень. Поэтому эти фотографии я никому не покажу. На этих фотографиях я счастлив.
Все хорошее когда-нибудь заканчивается. А он элегантно убегает не в ту сторону. Самое тяжелое и самое легкое расставание прошло нормально.
Режим вечного ожидания снова включен.
Сажусь в поезд, вижу сообщение
К: уже скучаю.

-Just wait for me, who knows when will it be? I hope it will be soon

сейчас, когда я это вспоминаю, мне становится так тепло. Кстати, вчера ночью он прислал мне аудиозапись, где он говорит So horror show, got it? Конечно, все хорошо, хани, конечно

@настроение: наконец-то все мои демоны освобождены, и жить мне будет легче

@темы: ты у меня самый волшебный

URL
   

designed and directed by the red right hand

главная